Главная Страница Адвокатура Учебные материалы и Научные статьи Право адвокатского высказывания

Право адвокатского высказывания


Данный вопрос достаточно не прост в рассмотрении, и необходимо обратиться к деятелям науки, которые изучали проблематику адвокатского высказывания. Автору импонирует работа Мельниченко Р. Г. “Об иммунитете устного высказывания адвоката”, опубликованная  в журнале “Адвокат” и основной упор в исследовании адвокатского высказывания будет сделан на неё. Важнейшим инструментом, который использует адвокат при оказании квалифицированной юридической помощи, является устная речь. Именно посредством произнесения устной речи адвокаты добиваются защиты или восстановления прав своих клиентов. Свобода высказывания - элемент правового статуса личности - закреплена в ст. 29 Конституции РФ. Гарантируется право свободно распространять информацию. Однако свобода высказывания, как и другие права и свободы, подчиняется общему правилу: она действует до тех пор, пока не нарушаются другие права или общественные интересы. Нужно отметить, что пределы действия свободы высказывания для лиц юридической профессии, в частности адвокатской, немного шире, чем у иных субъектов этого права.

Сложное взаимодействие права на свободу высказывания и права на честь и достоинство изучается в рамках такой правовой категории, как диффамация. Диффамация - это правонарушение, состоящее в причинении вреда репутации или чести лица посредством произнесения слов (или их публикации), побуждающих других людей осуждать его, относиться к нему отрицательно. Проблемы диффамации изучаются, как правило, в рамках правового регулирования деятельности средств массовой информации. Но всё же публичность профессии юриста ставит диффамационные проблемы и перед лицами этой профессии.

В высказывании адвоката можно выделить два элемента: изложение фактического материала и его личного мнения (возможны варианты, когда высказывание состоит из одного элемента, в этом случае оно будет усеченным). Постараемся разобрать эти два элемента свободы высказывания поочередно.

Свобода высказывания личного мнения. Согласно правовой аксиоме только мысли не обладают юридическим значением. Все остальное, включая какое-либо выражение этих мыслей, может представлять собой юридический факт. Опираясь на законодательство наиболее развитых (в смысле юридической техники) государств, международное право выделяет такое правовое положение, как иммунитет адвокатского высказывания. Так, согласно Основному положению о роли адвокатов (принятому восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке) адвокат должен обладать уголовным и гражданским иммунитетом от преследований за относящиеся к делу заявления, сделанные в письменной или устной форме при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе. К сожалению, в России до недавнего времени это правило не было известно большинству юристов, поэтому среди них бытовало мнение, что российское законодательство ни при каких обстоятельствах не исключает ответственность юриста за заявления, сделанные им в суде в процессе защиты интересов своего клиента. После кардинального изменения законодательства, регулирующего деятельность адвокатов, правовую норму названного международного документа частично продублировал Федеральный закон от 3 мая 2002 г. N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”. Правда, если международный документ закрепил за адвокатом иммунитет высказывания вообще, то Закон - лишь один из его элементов - свободу выражения своего мнения. Юридическое закрепление в российском законодательстве принципа иммунитета высказывания адвокатом своего мнения является положительным фактором.

За свои высказывания адвокат может быть привлечен к уголовной ответственности. Например, когда адвокат заявляет в суде о том, что дело в отношении его клиента “состряпано”.  В этом случае адвокат может быть привлечен к гражданской или уголовной ответственности. Согласно буквальному толкованию ст. 18 Закона за высказывание своего мнения адвокат может быть привлечен к гражданской ответственности, исключительно, если в его действиях содержится состав преступления. Если говорить о таком составе преступления как клевета, то здесь формально применимы такие квалифицирующие признаки, как распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство, содержащихся в публичном выступлении (судебное заседание) или клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Более того для лиц, оказывающих юридическую помощь, в УК РФ содержится ст. 298, предусматривающая повышенную уголовную ответственность за клевету в отношении судьи, прокурора, следователя, лица, производящего дознание.

Возможное уголовное преследование адвоката за высказывание им своего мнения порождают своеобразную атмосферу страха, в которой адвокат, защищая интересы клиента, параллельно вынужден заботиться и о собственной безопасности. Последнее положение делает адвокатскую защиту значительно менее эффективной. Эффект атмосферы страха был отмечен Европейским судом по правам человека, который признал, что угроза уголовного наказания за диффамацию может привести к самоцензуре. Автор считает, что мнение - категория субъективного характера, и каждый вправе его высказывать, при этом не обязан в каждом своем определении снабжать обильной фактурой. Особенно это относится к лицам, оказывающим юридическую помощь. Они не должны быть привлечены к любому виду юридической ответственности за высказывание своего мнения даже в том случае, если последнее основано на заведомо ложных сведениях.

Свобода изложения фактического материала. Предоставление лицом, оказывающим юридическую помощь, заведомо ложных фактов также не может быть наказуемым. Это относится к довольно распространенным случаям, когда лицо, оказывающее юридическую помощь, оперирует фактами, полученными от доверителя. Доверяя своему клиенту, адвокат не обязан проверять предоставляемую им информацию, и может безбоязненно оперировать ею при формировании и высказывании своего мнения. Нормы поверенного права напрямую запрещают адвокату усомниться в достоверности предоставленных его клиентом сведений. На I Всероссийским съезде адвокатов 31 января 2003 г. был принят Кодекс профессиональной этики адвоката. Согласно ст. 10 Кодекса адвокат при исполнении поручения в своих действиях исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем. Адвокат не должен проводить их дополнительную проверку на предмет достоверности. Излагая какие-либо факты, он делает это не от собственного имени, а от имени своего доверителя.

Таким образом, любой иммунитет, в том числе иммунитет адвокатского высказывания (адвокатский иммунитет), должен быть ограничен определенными рамками. Известно, что попытка создания абсолютных иммунитетов пагубно отражается в первую очередь на самом лице, которому такой иммунитет предоставлен. Под иммунитет адвокатского высказывания не должен подпадать факт оскорбления в том смысле, в котором его понимает уголовное право, т.е. унижение чести и достоинства физического лица, выраженное в неприличной форме. Оскорбления судебной власти в случаях, когда они несут в себе серьезный, реальный, неотвратимый риск невозможности отправлять правосудие, и связаны с умыслом и недобросовестностью адвоката. Неправомерным не может быть высказывание адвоката, сделанное исключительно в интересах клиента.

Автор: Гудиев А.А.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить